Система Кадочникова: от мифа к реалиям жизни

Наше представление о возможностях различных боевых искусств и систем самообороны складывается в большей степени под влиянием мифов и художественных образов, чем жизненных реалий. Потому что хорошая история или фильм вызывают сильные эмоции. Под действием этих эмоций у нас рождается желание: я тоже хочу научиться этому…

И мы отправляемся в спортивные залы, клубы и подобные места, чтобы овладеть навыками понравившегося нам боевого искусства или единоборства. И хотя мы узнаем много нового и развиваем в себе определенные качества, в большинстве случаев мы не получаем тех навыков, за которыми, собственно и приходили — навыков уверенного и эффективного поведения в опасной ситуации, когда вашему здоровью или жизни угрожает опасность.

Не так давно украинский журнал о боевых искусствах выпустил тематический номер, посвященный эффективности различных боевых искусств в реальных ситуациях самообороны. В журнале много проникновенных историй, в которых люди признаются, что даже годы тренировок не помогли им справиться с ситуациями, когда они становились жертвами уличного нападения.

«А ведь исправить такое положение вещей можно за считанные месяцы, если следовать правилу с которого начинается обучение в Системе Кадочникова».

Основная проблема в том, что в процессе занятий они акцентировались на тех вещах, которые изучали — на технике ударов, бросков, защит… в общем, на всём том, что входило в стандартную программу обучения, шлифовали свои движения большую часть времени.

Но начинать нужно не с этого, если ваша цель — постоять за себя в реальном мире, а не на спортивной арене. В нашей Системе мы всегда начинаем от противного. Применительно к нашему примеру, нужно начинать не с себя, а с противника — кто перед нами, какие слабые места в его теле наибоее уязвимы в данный момент, легко ли его вывести из равновесия и так далее.

Даже в спорте точный удар небольшой силы может привести к нокауту. А в реальной схватке нам доступно большое количество уязвимых мест на теле любого человека, нужно только уметь к ним подобраться кратчайшим путем и при этом не подвергнуть самого себя опасности. Но это дело техники, которой можно обучиться сравнительно быстро, если знать определенные принципы, подходы к методике.

После такого обучения ваши движения скорее всего не будут отличаться грацией и изяществом (во всяком случае на первых порах), но они позволят вам постоять за себя и показать любому противнику, что без особой нужды связываться с вами не стоит…

В романе Г. Л. Олди «Мессия очищает диск» есть небольшой диалог, который может послужить хорошей иллюстрацией этого правила.

«Отрывок из романа Г. Л. Олди «Мессия очищает диск»»

— Слушай, Змеёныш, — тихо спросил Маленький Архат, виляя взглядом, как собака хвостом, — ты ведь… ну, я раньше никогда не заговаривал с тобой о твоей жизни — понимаю, что ты всё равно ничего не расскажешь, а и расскажешь, так соврешь! Ты не думай, я не обижаюсь… но ведь ты должен уметь драться не хуже любого из местных громил! А на занятиях гляну в твою сторону — ну оболтус оболтусом! Что ж это получается, Змеёныш?!
Цай еще раз огляделся — нет, поблизости и впрямь никого не было, — потом мигом припал на колено и ткнул мальчишку в бедро сложенными щепотью пальцами. Тычок вышел несильный, боли не причинил, и Маленький Архат удивленно глянул на лазутчика жизни, поднял густые брови домиком, хотел что-то спросить…
Не спросил.
Рухнул плашмя, лицом вперед, как подрубленная сосна — ноги куда-то исчезли, словно и не бывало, и стоял непонятно на чём, и родился без ног, и жизнь без них прожил!
В последний миг Змеёныш придержал мальчишку, иначе тот непременно расшиб бы себе всё лицо.
Погладил по вихрастому затылку и несильно нажал где-то у основания черепа.
Раз нажал, два, три…
Маленький Архат полежал-полежал, пошевелил пальцами ног — сандалии свалились с него во время падения — и опасливо поднялся.
Понимание заливало его льдистые глаза весенним разливом.
— А… их? — Он махнул рукой в сторону монастырских построек. — Их так можешь?
— Их не могу, — усмехнулся Змеёныш. — Вернее — многих не могу.
— Но почему?! Это же так легко! Ткнул пальцем — и победа!
Иногда Маленький Архат, этот святой насмешник с телом ребенка и характером склочного отшельника, вызывал у Змеёныша чуть ли не отеческие чувства.
— Потому что они не дадут. Чтобы искусство сюда-фа (искусство «медленной смерти» или «убийственное касание») проявлялось в полной мере, удар надо наносить в определенное место, с точным расчетом силы в зависимости от возраста, телосложения и здоровья противника, в нужное время суток и так далее. Но опытный боец, прошедший многолетнюю школу такого уровня, как здешняя, не подпустит меня к себе, и даже если и подпустит, не позволит ударить как надо и куда надо. И буду я подобен лекарю, вышедшему с сонным снадобьем на тигра. Выпьет тигр — заснет, да только пить он не захочет. А заставить тигра проглотить снадобье у лекаря сил нет. Поверь, самое изящное — не всегда самое полезное. И упаси меня Яшмовый Владыка пробовать моё умение, к примеру, на главном наставнике. Думаю, он сумеет превратить мою смерть в достойное поучение для своих подопечных…

Конечно, есть секреты и способы быстрого получения нужных навыков. Но потому они и секреты, что раскрываются не каждому. А даже когда и раскрываются, не каждый может увидеть и взять то, что ему дали.

«Я учу вас не только смотреть, но и видеть», — любит повторять Алексей Алексеевич Кадочников своим ученикам.

Конечно, Шаолиньский монастырь, (о котором шла речь в приведенном выше отрывке из романа украинских писателей Олега Громова и Дмитрия Ладыженского), как «кузница кадров» мастеров рукопашного боя — это красивый культурный миф. Современный человек живет по другим законам. Именно поэтому ему нужны современные знания, соответствующие реалиям жизни.


Leave A Response

* Denotes Required Field